Раньше я работал в сотовом операторе, но меня уволили. Поэтому я хочу, чтобы как можно больше человек узнали про секретный код…  Да нет, не так. Никто меня не увольнял, я и сегодня работаю в крупном операторе. И хочу обстоятельно поделиться с вами тем, как тут у нас все работает. Как устроена сеть, как «воруют» деньги, сколько денег приносят абоненты и сколько остается.

Как работает GSM сеть

Начну, пожалуй, с того, как это работает. То есть как работает GSM сеть. В мобильных операторах сеть – это альфа и омега, основной производственный актив. Поэтому рассказать о работе оператора без объяснения принципов работы сети – это все равно что рассказывать про Газпром без объяснения принципов добычи газа.

Так вот, сеть. Не буду грузить вас сложными теориями о технологиях, расскажу на пальцах. Миссия связиста во все времена всегда сводилась к простой задаче – соединить линией связи одного человека с другим. Если абонента два – то все просто, соединяем их проводом. Если нужно связать четырех абонентов, то нужно шесть проводов, от каждого, к каждому. Сложности начинаются, если абонентов не два, а тысяча. Еще сложнее, если абонентов сто миллионов, представьте себе, сколько нужно проводов, чтобы каждый человек мог поговорить с каждым. Задачу со множеством абонентов решили еще в XIX веке с помощью телефонных станций. Все становится еще сложнее, если этому абоненту не сидится на месте, он постоянно в движении и неизвестно где он находится сейчас. Потом еще сложнее, абонентам понадобился мобильный интернет. Потом им понадобилось передавать немыслимые объемы трафика…

Короче, ладно, пропущу кусок истории о том, как люди весь двадцатый век искали способ сделать мобильную сеть. Главное, что проблему решили, телефон у вас под рукой.
Сеть работает так. По всему городу, по всей сельской местности расставлены базовые станции. Их нужно много, поскольку нужно осветить всю территорию. Мы часто употребляем слово «светит» по отношению к базовой станции. Радиоволны, которые излучают антенны БС – это такие же электромагнитные волны, как и видимый свет, а значит и распространяются примерно так же. Поэтому, что сигнал был виден везде, нужно осветить всю территорию. БС как светильник в теории может освещать территорию радиусом в десятки километров. Но на практике, в условиях городской застройки радиус покрытия обычно не превышает километра.
Собственно «светит» не сама базовая станция, а антенна. Вот такая:


Такая антенна смотрит в одну сторону, как прямоугольный светильник, то есть освещает один сектор. Поэтому обычно ставят сразу несколько антенн, поэтому все выглядит скорее вот так:

Скопление этих антенн подсоединенный к собственно базовым станциям – это сайт. Сайт – это не всегда башня сотовой связи. В городе большинство сайтов располагается на крышах домов. Кроме антенн и БС сайт включает в себя различное дополнительное оборудование: системы электропитания, системы безопасности, транспорт… Не знаю зачем вам эти подробности, но если уж начал говорить о сотовой связи, то сложно остановиться.

Как я уже говорил, для полного покрытия нужно много сайтов. Очень много. Для того, чтобы покрыть 93% населенных территорий необходимо около 40000 сайтов, примерно такое количество у каждого сотового оператора. На остальной местности вас спасёт только спутниковый телефон.

Если вы будете в городе смотреть наверх, вы увидите насколько много над вами висит антенн.
Чтобы вы понимали масштаб, каждый сайт – это строительный объект, построить сайт – это все равно что построить магазин. Со всеми согласованиями и разрешениями. И стоит такой объект порядка 2 миллионов рублей. Это к вопросу куда уходят ваши деньги, но об этом чуть позже.
Одних только базовых станций недостаточно. Их еще нужно соединить между собой. Здесь два варианта. Первый попроще и подешевле – соеденить их по воздуху с помощью радиорелейных линий. РРЛ – это узконаправленные антенны, вот такие:

Современные РРЛ обеспечивают высокие скорости, 100 Мбит/c и более. Но и этого бывает мало для подключения БС. Решили вдруг 20 абонентов посмотреть ютюб на скорости 5 Мбит/c и все, скорости в 100 Мбит/c уже не хватает.
Дорогой вариант подключения – это по оптике. Оптика обеспечивает скорости в десятки и сотни Гигабит в секунду, но стоит это удовольствие от 500 тысяч рублей за километр. Чтобы вы понимали масштаб, сеть оператора большой тройки – это более сотни тысяч километров оптоволокна.

Ну и еще у операторов есть дата–центры. Это здания, куда стекается весь трафик. Здесь происходит коммутация соединений, обрабатываются вызовы и смс, отсюда все ваши котята отправляются в сеть интернет, здесь происходит расчет потребляемого трафика и списываются деньги. Короче говоря, дата–центр, или как его называют связисты, автозал – это сердце сотовой связи. Автозал – это огромное помещение, в котором сосредоточено оборудование.
Выглядит это вот так:


Или вот так:


Короче множество телекоммуникационных шкафов, каждый из которых стоит как автомобиль БМВ седьмой серии. Таких шкафов в одном автозале сотни.

 location update

Все базовые станции логически объединяются в некую зону, мы ее называем LA (Location Area). По размеру эта зона примерно как район округ города, например ЦАО. На всех базовых станциях прописывается код этой зоны (LAC). Когда телефон включается, он регистрируется в сети и сообщает центральному коммутатору LAC, в котором он зарегистрировался — «я в ЦАО, если что, звони сюда». Телефон постоянно принимает сигнал от БС и если вдруг он понимает, что он уже в другой LA, то он посылает сообщение в коммутатор — «я теперь не в ЦАО, а в ЮАО». Также телефон просто раз в несколько часов посылает сигнал–напоминание — «я все еще здесь». Эта процедура называется location update. Кстати, если положить телефон рядом с колонками, то вот этот звук «тыгдым–тыгдым–тыгдым» — это как раз этот самый локейшн апдейт.

Если нужно позвонить на телефон, то происходит следующее. Исходящий звонок приходит на коммутатор. Коммутатор знает последний LAC в котором регистрировался абонент. Если не знает, то «абонент не доступен». Так вот, коммутатор посылает сигнал на все базовые станции в этом LAC, вроде «где точно этот придурок», все базовые станции транслируют этот сигнал и та базовая станция, которая нашла абонента, устанавливает с ним вызов.

Если телефон не был обнаружен в той арии, где он последний раз засветился, коммутатор (MSC) рассылает широковещательный запрос по всем ариям «ты где, сука?». И вот если и тогда не было ответа — то кердык и «абонент временно не абонент».

А еще, телефон постоянно сканирует эфир и составляет топ–5 БС–ок, которые в случае чего, могут быть использованы для совершения или приема звонка. На старых Нокиях и Сименсах можно было включать инженерное меню, которое показывало силу приема сигнала от той или иной БС, а так же можно было видеть силу тока от аккумулятора для совершения той или иной операции. Еще из интересного: Так как GSM как таковой — это временнОе разделение каналов, то с удалением от станции возникает некоторое наложение слотов друг на друга, и телефон постоянно это нивелирует, выставляя определенную задержку при передаче сигнала. То же самое делает и БС–ка. Отсюда, кстати, и ограничение на теоретическую дальность распространения сигнала. У GSM–900, если я не ошибаюсь, это 32 км. Т.к., как бы это не звучало банально, скорость распространения радиоволн конечна. Для GSM–1800 этот показатель в 2 раза меньше, всего 16 км. Именно поэтому при сильном сигнале от БС телефон может отказываться регистрироваться.

Про мошенничество или Как операторы воруют деньги

Ну, да бог с ней с техникой. Давайте лучше расскажу, как операторы воруют деньги. Если я вам скажу, что никто ничего не ворует, вы же не поверите? Поэтому объясню поподробнее. Когда говорят, что «опять этот Билайн/Мегафон/МТС своровал сто рублей» имеют в виду, что со счета были списаны деньги, причем непонятно за что.

Здесь стоит разделить такие случаи на три категории. Первая – это ошибки биллинга. Система тарифакации – это технически сложная система, которая иногда, что уж тут говорить, ломается. Учитывая то, что тарифы постоянно меняются, абоненты ежедневно подключают и отключают услуги, ошибки неизбежны. По разным причинам, ошибки софта, системные сбои, человеческий фактор. Стоит отметить, что сбои работают в обе стороны, с абонента могут списать лишние деньги, но чаще происходит обратное, то есть с абонента «забывают» списать деньги. Системный сбой со знаком минус для абонента вызывает мгновенную волну негодования и шторм в колл–центре. Ошибки со знаком плюс никто обычно не замечает. Правда оператор потом может сам заметить ошибку и произвести доначисление. Это также вызывает правомерное возмощение в духе «я же сегодня не звонил, за что с меня списали деньги». Ошибок биллинга не так много, как всем представляется и все они в конечном итоге разрешаются.

Еще одна категория – мошенничество. Абонент сам того не зная звонит на какой–нибудь номер, с него списывается триста рублей, мошенники как бы легально зарабатывают деньги, но виноват все равно оператор. Такова человеческая психология. Оператор с одной стороны также зарабатывает свою комиссию с таких смс, но на самом деле репутационные потери гораздо больше, поэтому с мошенничеством или с фродом борются службы безопасности. Антифрод борется также с случаями мошенничества со стороны абонентов. Вы удивитесь, если узнаете сколько людей мечтает о том, как бы обмануть оператора.

Ну еще одна категория «воровства», более скользкая. Акционеры требуют с оператора доходы и маркетинговые службы не устают придумывать способы как бы отжать у абонента побольше денег. Джаст бизнес. Порой способы весьма бессовестные. Например, способы в духе try&buy это когда подключают услугу бесплатно в расчете на то, что абонент потом забудет отказаться от нее. И действительно, кто потом вспомнит, что он где–то нажал галочку напротив «бесплатной» услуги «Гудок». Формально оператор ничего не нарушает, но по человечески – это блядство. Надо отметить, что сейчас операторы занимаются подобными вещами все меньше и меньше. Главным образом из–за тех же репутационных потерь и снижения лояльности, а не из–за проснувшейся совести. Вообще, говорить одновременно про совесть и бизнес сложно, маркетинг – это болезнь капитализма, но одновременно и ее двигатель. Нас ежедневно атакует нечестная реклама, мы уже научились читать договор перед оказанием услуги. Короче говоря, мнений здесь множество. В оправдание операторов, кроме того что «все так делают», могу сказать то, что «обмануть абонента» — это не самоцель и скользкие способы всегда порождают множество споров внутри самого оператора.

 

Про деньги

О чем еще вам рассказать? Давайте про деньги что ли. Я вам дам условные цифры, лишь для понимания порядков и откуда они берутся. Можете потом почитать финансовые отчеты, там все открыто и точно. Начнем с доходов. Средний российский оператор зарабатывает, скажем, 10–12 миллиардов долларов ежегодно. Вообще, это огромные деньги, вспомните, например, доходов одного оператора за год хватит на то чтобы «спасти Украину». Это не самые большие цифры по России, у некоторых нефтяных компаний оборот выше 100 миллиардов. Тем не менее, российские операторы зарабатывают достаточно, чтобы быть заметными в мире.

Все российские сотовые операторы достаточно эффективны, рентабельность по EBITDA выше 40%, это одни из лучших мировых показателей. Но это не значит, что операторы – это такие жирные коты, которые не знают куда девать деньги.

Где–то две трети от заработанных денег – условно 6–7 миллиардов уходит на операционные затраты и себестоимость. Это зарплаты сотрудникам (а их более 20 тысяч), налоги, расходы на рекламу, на ремонт, ТО, на электроэнергию и на аренду. Помните про сорок тысяч сайтов? Каждый ведь где–то нужно разместить, то есть заплатить владельцу земли или здания. И найти бы еще кого–нибудь, кто сдаст площадку дешевле чем за 20 тысяч рублей в месяц. И каждый сайт потребляет электричество. Про частоты не забудем, государству кроме налогов нужно платить за пользование эфиром. Еще списываются расходы на амортизацию, оборудование ведь стремительно устаревает.

Операционными расходами все не ограничивается. Нужны еще капитальные инвестиции в сеть. Просто для того, чтобы держаться на плаву наравне с конкурентами, необходимо ежегодно вкладывать в сеть не менее 20% выручки, условно 2 миллиарда долларов. Каждый год строится и обновляется 5–10 тысяч базовых станций, вводится десятки тысяч километров транспортных сетей. Не так много в России компаний, которые вкладывают такие деньги в собственные инвестпроекты. Частично капитальные затраты покрываются прибылью, частично – это заемные деньги. Короче говоря, после всех вычетов затрат остается прибыль доступная акционерам. Обычно это не больше миллиарда долларов. То есть не больше 10%. Не так много, на самом деле. Если вас все равно кажется, что это сверхприбыльный бизнес, то просто станьте акционером сотового оператора, тогда этим миллиардом поделятся и с вами. Можете прямо завтра купить какое–то количество акций и уже летом с вами поделятся прибылью, которую принесли абоненты.

Деньги

Откуда берутся деньги? Понятное дело, от абонентов. 70% от массовых клиентов и 30% от корпоративных абонентов. Где–то так, лень точнее проверять. Фиксированный бизнес, который есть у каждого уважающего себя оператора большой тройки, приносит меньше денег, условно пятую часть. Основа всего бизнеса – это мобильный абонент. Средний абонент платит около 300 рублей в месяц (ARPU). Не надо сейчас говорить, что вы платите гораздо больше. Понятное дело, это среднее по больнице, в Москве, например владелец айфона платит около 1500 рублей, а какой–нибудь банковский терминал с симкой внутри (мы его тоже считаем за абонента) платит 50 рублей. Половину дохода составляют голосовые услуги, где–то 20% мобильный интернет, еще 20% всякие sms,mms и прочие vas, 10% приносит роуминг.

Да, еще деньги приносит продажа телефонов в салонах продаж. Но там и оборот гораздо меньше (<10% от всей выручки), да и сам бизнес низкомаржинальный. Рентабельность ритейла – единицы процентов. Продажа сотовых телефонов – это скорее необходимость, но не способ заработать.

Не знаю, что вам еще рассказать. Спрашивайте, что интересно. Я разбираюсь не во всех аспектах нашей деятельности, но что знаю, расскажу.

Tagged with:
 

5 Responses to Как устроена GSM сеть

  1. Nafta:

    1. Чем обусловлена такая высокая цена на услуги международного роуминга? В частности на мобильный интернет. Всегда поражала цена 90 руб. за 1Мб для Украины, 630 руб./Мб для Тайланда и т.д. (приведён пример Мегафона без подключения доп. опций, думаю у остальных операторов плюс/минус те же тарифы).

    2. Почему вообще существует понятие роуминга внутри России? Выехал на дачу, 100 км от ДС, и тарифы возрастают в разы? Есть ли такая практика в каких–либо других странах, кроме России? Ни в Европе, ни в штатах такого не встречал.

    3. Почему в несколько раз возрос прайс на смс рассылки для юр. лиц?

    • Саша Орешко:

      Цена обусловлена техническим несовершенством. Развитие мобильных сетей шло по сценарию «все сами свомим силами», а значит, чтобы окрыть роуминг — это нужно договориваться двум странам, брать в аренду каналы до друг друга. Цена роуминга для российских абонентов зависит от других стран. Грубо говоря, сколько тайскому оператору вздумается с нас брать денег, столько и будет платить абонент.

      Сейчас все постепенно меняются, роуминг дешевеет. Но думаю полностью отменят такое понятие только лет через 10.

      Про внутрисетевой роуминг ответил где–то ниже.

      Про рассылки точно не скажу, но предполагаю, что это связано с общим трендом борьбы с мошенничеством и спамом

  2. cale:

    Я вот по крышам лазать люблю, насколько опасно ходить рядом с антеннами БС?

    • Саша Орешко:

      Главная опасность — получать по щам от инженеров базовиков, если ты случайно что–нибудь сломаешь. Прямоугольные антенны, особенно если ты находишься сзади них неопасны в принципе. Стоять напротив круглых антенн РРС действительно не рекомендуется, но в принципе не умрешь. Не рекомендуется в том числе потому, что ты заслонишь канал связи, базовая станция перестанет работать, а значит жди базовиков, которые и могут нанести тебе радиотравму.

  3. z:

    Расскажу кулстори. Моим первым местом работы была контора, которая в девяностых барыжила пейджерами (евроинформ днепр, если кто–то местный), а потом пейджеры закончились, и они перешли на смски. На внутреннем семинаре нам рассказывали всякие интересные штуки про смски, в основном про схемы биллинга, технологии отправки смсок через шлюзы разных операторов, ну да это неинтересно.

    Соль вот в чем. Услуга SMS — она изначально побочная, их для публики делать не собирались. Дело в том, что когда вы звоните кому–нибудь, телефон отправляет в ВЦ пакет из 140 символов со всякой служебной петрушкой — номер А, номер Б, вот это все, точных деталей не знаю. Больше для этого не нужно. Ну, и по результатам ответа вызов идет дальше или отлупляется. По затратам эти 140 символов для операторов — хуйня, оно вообще не заметно на общем фоне. То есть себестоимость смсок стремится к нулю. Ну, и соответственно, они допедрили использовать эту служебную херню как коммерческий (и очень даже) функционал.

    Но внутри это лютый ад. У каждого опсоса свой уникальный велосипедный шлюз — эти принимают по электронной почте (о, да), эти через tcp–сокеты, эти через постгре–процедуру. Скооперироваться и сделать единый протокол смс–шлюзов они не могут, потому что идите нахуй, вот почему. А смсочным конторам приходится работать левой пяткой через жопу.

Добавить комментарий